Жизнь жителей в селе Шелепиха

Жизнь жителей в селе Шелепиха


Рубрика: История Шелепихи
Жизнь жителей в селе Шелепиха

Очень удачное расположение села Шелепиха известного еще с XVII столетия, на берегу Москвы-реки и соседство с первопрестольной Москвой очень способствовало активной торговле заготовленным летом сеном и дровами. Местные женщины ткали холсты и сукно для москвичей.

Писцовая книга 1623 г. во владении Новинского монастыря упоминает лишь одну деревню Ананьину, все остальные превратились в пустоши. В источнике впервые упоминается и «пустошь Шелепишка, что была деревня Афанасовская, на реке Москве. А в ней пашни перелогом худые земли 8 чети в поле, а в дву потомуж, лесу ненашенного 5 десятин, сена по реке Москве 20 копен». Название пустоши, очевидно, пошло от протекавшей здесь речки Шелепихи.

К концу XVII в. здесь располагались многочисленные монастырские постройки и дворы подьячих, конюхов, поваров, сторожей, садовников, огородников, обслуживавших монастырь. Власти обители широко использовали и форму сдачи земли в аренду, В оброчной книге 1729 г. сохранилась, к примеру, запись о сдаче в наем земли «на Черной грязи от реки Шелепихи на берегу Москвы-реки против села Покровского, Фили тож».

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин в своей книге: "Господа Головлевы" тоже упомянул Шелепиху:

Словом сказать, как ни вертится Фока, а дело слаживается, как хочется Порфирию Владимирычу. Но этого мало: в самый момент, когда Фока уж согласился на условия займа, является на сцену какая-то Шелепиха. Так, пустошонка ледащая, с десятинку покосцу, да и то вряд ли… Так вот бы…

– Я тебе одолжение делаю – и ты меня одолжи, – говорит Порфирий Владимирыч, – это уж не за проценты, а так, в одолжение! Бог за всех, а мы друг по дружке! Ты десятинку-то шутя скосишь, а я тебя напредки попомню! я, брат, ведь прост! Ты мне на рублик послужишь, а я…

Порфирий Владимирыч встает и в знак окончания дела молится на церковь. Фока, следуя его примеру, тоже крестится.

Фока исчез; Порфирий Владимирыч берет лист бумаги, вооружается счетами, а костяшки так и прыгают под его проворными руками… Мало-помалу начинается целая оргия цифр. Весь мир застилается в глазах Иудушки словно дымкой; с лихорадочною торопливостью переходит он от счетов к бумаге, от бумаги к счетам. Цифры растут, растут…

К 1740-м годам местечко постепенно застраивается и заселяется. По решению Синодального экономического правления, которому стали подчиняться патриаршие владения, сюда были переведены синодальные крестьяне из Московского, Дмитровского, Юрьев-Польского, Ростовского и Любимского уездов. По данным ревизии 1747 г., их числилось 26 душ.

Появляются и самовольные постройки дворцовых и помещичьих крестьян, отставных солдат и купцов. Первоначально местечко именовалось урочищем, а с конца 1740-х годов в официальной документации именуется как деревня Шелепиха. Подобное, никем неконтролируемое заселение встревожило духовные власти, и в марте 1749 г. для выяснения обстановки сюда был направлен стряпчий Андрей Григорьев. Вскоре он подтвердил рапортом, что «поблизости от Москвы... между впадающими в Москву-реку речками Преснею и Ходынкою, близ вышеписанной Москвы ж реки, поселено несколько крестьянских дворов разных команд, что ныне называется деревня Шелепиха». Сохранилась и опись Шелепихи этого года. Всего в селении числилось 12 дворов. Первыми поселенцами были крестьяне Никита Перфильев, Григорий Иванов, Герасим Васильев и др. Судя по показаниям крестьян, некоторые из них жили в собственных дворах, другие же снимали избы у старожильцев». Ранние постройки возникли, очевидно, в первой половине 1730-х годов.

Меняется облик и шелепихинских жителей, которые все активнее втягиваются в предпринимательскую деятельность. Сельский мир на довольно выгодных условиях за 5 тыс. рублей продает 6 десятин земли Обществу Московско-Смоленской железной дороги, а рядовые крестьяне осуществляют крупные сделки по сдаче лугов и земель. По сравнению с соседями жители Шелепихи получали довольно высокие урожаи: сам-семь для зерновых и сам-девять для картофеля. Однако наблюдается и социальное расслоение: 16 дворов не имели коров и лошадей, а семь — и земли. В самой деревне появилось шесть лавок, трактир и питейный дом. К концу XIX в. численность жителей достигла 432 человек.

К концу XVIII в. деревня постепенно приобретает промысловую направленность. В 1796—1797 гг. здесь начинает действовать одна из первых полотняных мануфактур. Несмотря на то, что в 1812 г. вся деревня была сожжена французами, ее развитие продолжается.

В начале XX в. жилой застройке начинают подвергаться участки земли, расположенные близ Пресненской и Покровской застав. Домовладельцами становятся цеховые ремесленники, мещане, купцы. Постепенно меняется и культурный облик селения: появляется начальное земское училище, более половины жителей были грамотными. Окончательно Шелепиха вошла в состав Москвы в 1927 г. К этому времени здесь проживало 712 человек. После включения этого района в черту столицы он становится одним из промышленных мест города. С середины 1950-х голов здесь началась и комплексная жилищная застройка.