Первая чеченская война - 20 лет назад

Первая чеченская война - 20 лет назад


Рубрика: За границами Шелепихи
Первая чеченская война - 20 лет назад

Началась ровно 20 лет назад: 11 декабря 1994 года, и продолжалась до 31 августа 1996 года.

Победа сепаратистов в Грозном привела к распаду Чечено-Ингушской АССР. Малгобекский, Назрановский и большая часть Сунженского района бывшей ЧИАССР образовали собой Республику Ингушетия в составе Российской Федерации. Юридически Чечено-Ингушская АССР прекратила своё существование 10 декабря 1992 года.

В июне 1992 года министр обороны РФ Павел Грачёв распорядился передать дудаевцам половину всего имевшегося в республике оружия и боеприпасов. По его словам, это был вынужденный шаг, так как значительная часть «передаваемого» оружия уже была захвачена, а оставшуюся вывезти не было никакой возможности из-за отсутствия солдат и эшелонов.

Даже после этого, когда Дудаев прекратил платить налоги в общий бюджет и запретил сотрудникам российских спецслужб въезд в республику, федеральный центр продолжал перечислять в Чечню денежные средства из бюджета. В 1993 году на Чечню было выделено 11,5 млрд рублей. Российская нефть до 1994 года продолжала поступать в Чечню, при этом она не оплачивалась и перепродавалась за рубеж.

В 1992—1993 на территории Чечни совершилось свыше 600 умышленных убийств. За период 1993 года на Грозненском отделении Северо-Кавказской железной дороги подверглись вооружённому нападению 559 поездов с полным или частичным разграблением около 4 тысячи вагонов и контейнеров на сумму 11,5 миллиардов рублей. За 8 месяцев 1994 года было совершено 120 вооруженных нападений, в результате которых разграблено 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убытки составили более 11 миллиардов рублей. В 1992—1994 году в результате вооруженных нападений погибло 26 железнодорожников. Сложившаяся ситуация вынудила правительство России принять решение о прекращении движения по территории Чечни с октября 1994 года.

Военный фотограф Владимир Сварцевич

Военный журналист и фотокорр «АиФ» Владимир Сварцевич — единственный корреспондент, допущенный на закрытую встречу Павла Грачёва и Джохара Дудаева 6 декабря 1994 года. Именно она стала точкой невозврата. Тогда стало понятно: Первой Чеченской быть.

Из воспоминаний Владимира Сварцевича:

В конце ноября оппозицией режиму Дудаева была спровоцирована танковая атака на Грозный. Она бесславно провалилась, часть наших «танкистов-контрактников» попала в плен. Джохар Дудаев решил совершить акт доброй воли и передать часть военнопленных российскому командованию. Мы присутствовали при передаче. После была пресс-конференция.

Дудаев сидел один, в пилотке и военной форме, этакий чеченский мачо. Он был холёный, чистюля, любил порядок, у него в этом плане был бзик.

Я задал ему вопрос: «Господин Дудаев, вы прекрасно понимаете, что сейчас республика Ичкерия на грани войны с Россией. Почему вы не можете встретиться с господином Ельциным, допустим, на его территории, и переговорить, решить этот вопрос мирно? Война — это страшно. Вы готовы встретиться?» На что Дудаев ответил: «Я готов говорить хоть с чёртом, лишь бы только избежать войны. Но Ельцина заела гордыня, и он встречаться не хочет». Я пожал плечами: больше у меня вопросов не было.

Особым промыслом являлось изготовление фальшивых авизо, по которым было получено более 4 триллионов рублей. В республике процветал захват заложников и работорговля — по данным «Росинформцентра», всего с 1992 года было похищено и незаконно удерживалось в Чечне 1790 человек.

Период правления Дудаева характеризуется этническими чистками против всего нечеченского населения. В 1991—1994 годах нечеченское (прежде всего — русское) население Чечни подвергалось убийствам, нападениям и угрозам со стороны чеченцев. Многие были вынуждены покинуть Чечню, будучи изгнанными из своих домов, бросив или продав квартиры чеченцам по низкой цене. Только в 1992 году, по данным МВД, в Грозном было убито 250 русских, 300 — пропало без вести. Морги были заполнены неопознанными трупами. Широкая антирусская пропаганда разжигалась соответствующей литературой, прямыми оскорблениями и призывами с правительственных трибун, осквернениями русских кладбищ.

Владимир Сварцевич: - А 6 декабря 1994 года, когда мы подъехали к месту встречи, там уже стояла громадная толпа вооружённых людей. Их называли повстанцами, боевиками, моджахедами, словом, это были защитники независимой Ичкерии. Павел Грачёв шёл впереди с охраной, врезался в эту толпу, за ним шли мы. Когда мы проходили через них, все эти несколько сотен человек кричали нам: «Аллах Акбар! Аллах Акбар!». Я уже не помню, стреляли в воздух или нет. Грачёв сразу съёжился, поднял воротник.

Джохар Дудаев и Павел Грачев. © / Владимир Сварцевич / АиФВнутри комнаты на втором этаже здания стоял стол и два кресла для переговоров. На встречу журналистов не пустили: мы все сидели внизу и ждали развязки. Решался вопрос, быть войне или нет. Потом вышел один из помощников Грачёва, спросил, кто может сделать снимок на память. Из фотографов я был один. Меня привели в комнату. Я стал свидетелем следующего разговора:

Грачёв спрашивает:
-Ну что, Джохар, не договорились?.
-Нет, Паша, не договорились, — отвечает Дудаев.
-Ну что, Джохар, будем воевать?.
-Да, Паша, будем воевать.

Они встали, пожали друг другу руки и больше никогда не встречались. И через несколько дней начались боевые действия — 11 декабря 1994 года.

Первая чеченская война - 20 лет назад
Александр (Курьер.Среда.Бердск):
Со своей войны я помню короткое и страшное слово «Пошли». Это сдавленный, словно хлопок «подствольника», выкрик взводника — летехи, поднимающего поредевший взвод в атаку в Грозном. Это шипящий свист «группника», сопровождаемый коротким, рубящим взмахом в направлении движения разведгруппы. Это тяжелый, словно из-под гнета придавившего плечи, приказ комбата. Это резкая команда в наушнике танкового шлемофона «брони».
Это команда, поданная старшим колонны на начало движения, и я помню, как моментально лица водителей становились какими-то незнакомыми – злыми, суровыми, сосредоточенными. Это полученное «добро» на взлет пары «грачей» с фронтового аэродрома Моздока. Это едва слышный, и оттого похожий на вой, из-за адского грохота двигателей вертушки, крик «бортача» высаживающейся на точку десантирования группе спецназа — «Давай, пацаны, пошли!!». Это едва заметный кивок старшего головного дозора своим «коллегам-смертничкам» — пошли, мол, родимые, поработаем минными тралами. И вымученная улыбка на сером от усталости лице. «Пошли, парни!»
Это выдвижение на пост в составе караула, когда вместе с товарищами ты идешь до поста, принимаешь его, и последнее слово (может быть, САМОЕ ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО В ТВОЕЙ ЖИЗНИ) – команда еле слышным шепотом, поданная «разводягой» — «Пошли». И дальше – черная тишина. Очень тихая и очень страшная. Это команда несущим гроб с «грузом 200» — «В ногу – пошли…»
20 лет назад нам дали команду – «Пошли».

По данным, обнародованным штабом ОГВ после окончания боевых действий, потери российских войск составили 4103 человек убитыми, 1231 — пропавших без вести/дезертировавших/пленных, 19 794 раненых. По уточнённым данным, собранным группой исследователей во главе с генерал-полковником Г. Ф. Кривошеевым, потери федеральных сил составили 5042 убитых, 510 пропавших без вести, 16 098 раненых. По данным Комитета солдатских матерей, потери составили не менее 14 000 человек убитыми (задокументированные случаи гибели по данным матерей погибших военнослужащих).

Однако следует учитывать, что данные Комитета солдатских матерей включают в себя только потери солдат-срочников, без учета потерь военнослужащих-контрактников, бойцов специальных подразделении и т. д.

Потери боевиков, согласно данным российской стороны, составили 17 391 человек.

По данным начальника штаба чеченских подразделений (позже Президента ЧРИ) А.Масхадова потери чеченской стороны составили около 3000 человек убитыми.

По данным ПЦ «Мемориал» потери боевиков не превышали 2700 человек убитыми. Число потерь мирного населения доподлинно неизвестно — по оценке правозащитной организации Мемориал они составляют до 50 тысяч человек убитыми. Секретарь Совбеза РФ А.Лебедь оценивал потери гражданского населения Чечни в 80 000 человек погибшими.

Итогом первой чеченской войны стало подписание Хасавюртовских соглашений и вывод российских войск. Чечня вновь стала де-факто независимым, но де-юре непризнанным ни одной страной мира (в том числе Россией) государством и волна террора, прокатившаяся по России.

Разрушенные дома и сёла не восстанавливались, экономика — исключительно криминальная, впрочем, криминальная она была не только в Чечне, так, по утверждению бывшего депутата Константина Борового, взятки в строительном бизнесе по подрядам Министерства обороны, во время Первой чеченской войны, доходили до 80 % от суммы договора. Из-за этнических чисток и боевых действий Чечню покинуло (или было убито) практически всё нечеченское население.

В республике начался межвоенный кризис и рост ваххабизма, в дальнейшем приведший ко вторжению в Дагестан, а затем и к началу Второй чеченской войны.

По материалам: Аргументы и Факты, Bigpicture.ru - новости в фотографиях, Курьер.Среда.Бердск